Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:20 

Сукумо



Небольшой южный городок. Пальмы, неожиданно широкое ровное пространство между заливом и горной грядой. Пушистые помпоны островов. Прямые, как стрела, широкие улицы. Кажется, построен (или перестроен) не так давно, потому что старая его часть, занимающая два квартала, больше напоминает японские деревни, чем все остальное.
Мимо проезжает стайка школьников на велосипедах.
- Hora! Gaikokunin da! (Уй, глянь! Иностранка!)
Благосклонно соглашаюсь (а смысл спорить-то?):
- Ikani mo. (Типа того, а то ж!)
Как они поднажали на педали, ветром умчавшись вдаль!!!

01:56 

Имабари

Половину вечера (считай, ночь по местным понятиям, так как темнее часов в шесть) занималась увлекательной последовательностью действий. Отодвинуть задвижку, отодвинуть раму, спохватиться, хорошо ли запахнута юката, принять приятную для глаза позу – люди могут увидеть! – отодвинуть москитную сетку, выглянуть в окно, чтобы узнать не пошел ли дождь (крайне не хотелось бы!), потому что там подозрительно шуршит. И в сотый раз выяснить, что источником звука являются две пальмы, которые шуршат сухими длинными «перьями» напротив гостиницы.
А так же стая попугайчиков, которых выдувает из «листвы».



Мое жилище:



Танучий чайник:


15:50 

Тоса Шимидзу

День почти сплошняком пешеходный, если не считать километров пяти, которые меня подвезла на машине веселая семейка – папа, мама и дочка, - одарившие меня сластями. Вороны каркают над самой головой, прячась в деревьях. У бухты рядом с Тоса-Шимидзу я забастовала и полезла купаться.



Хорошо, что именно там, потому что в городе выставлены таблички: «Осторожно – медузы». Их там много, и медуз, и объявлений.




А это автобусная остановка :)

15:50 

Ийо-Сайджо

Девочка на reception очень хочет все рассказать мне по-английски, чтобы поддержать имидж отеля. Тут главное – расслабиться и получать удовольствие. Ее коллега постарше восторженно внимает нашей беседе, которая все-таки застревает на фразе, что «burakfastu» происходит на «second floor». Понятливо киваю: «Ni kai, wakarimashita». Девочка блестит глазами и с разгона преодолевает трудность сообщения, что время завтрака с семи утра до... до... до?!! «half past juu». Вторая: «Ты чего сказала?».
Общий гогот.

Славный маленький городок между горным хребтом и морем.




18:25 

А еще я хожу только по белым полосам...


14:00 

Переход к осени такой же неожиданный, как от дня к ночи. Было светло, ярко светило солнце, пятнадцать минут – и кромешная тьма. Так и тут: еще жарко (вернее, теплые дни), но вдруг раз – и ночь становится очень прохладной. И сразу понимаешь, что лето закончилось.
Начало октября.


19:52 

И вновь мыс Ашидзури

Здесь можно спуститься к океану, но только по узким лестницам, потому что скалы практически отвесные. Зато в одной из бухт можно сложить из плоских камешков пагоды, а так же полюбоваться на одну из самых красивых скал - Хакусан домон (白山洞門 ) или же вход в пещеру Белой горы. Волны пробили камень насквозь.



14:47 

Мыс Ашидзури. Продолжение

Там есть место, где в щель между скалами виден закат, но мне не повезло, потому что в тот день были тучи...

Photobucket

...приближался очередной циклон, но он как-то ловко проскочил, потому что следующее утро было безмятежно ясным. Так что утром бродяжка-тануки сходил встретить рассвет к маяку и заглянул в храм, где как раз начинали дудеть в раковины, но зато еще не приехали три или четыре автобуса с экскурсо-паломниками (они подвалили позже, в тот день их было особенно много, и на автобусах, и на машинах, потому что был особый день, и все местные жители ездили убирать могилы своих родных и вообще навещали умерших на кладбище и привозили им сладости. Сладости можно так же дарить и живым, так что попозже днем на дороге я разжилась тремя домашними пирожными и баночкой кофе - уже из автоматика).



В миншуку (придорожная гостиница, куда попадают примерно так: стоишь с глупым видом у порога до тех пор, пока не выскочит бабка с вопросом, не желаешь ли остановиться на ночь, после чего начинается торг – сначала приходишь к недоуменному вопросу, почему так дорого, затем у еще более недоуменному вопросу, почему так мало содрали) ужин в традиционном стиле, все сидят на татами, перед каждым на подносе – еда. Много еды. Китовое мясо, сашими двух видов, жареная рыбка, все свежайшее и вкуснейшее донельзя. Осакский выпивоха (см. фотку в предыдущем посте) уже находится в режиме «Остапа несло», его благообразный приятель из Токио (оба – аруи-хенро, от 歩く – идти пешком ) переводит на английский и смеется первым: чтобы нормально поговорить, японцу и русскому понадобился английский язык.
Приходят еще двое, молодая парочка с дорогим автомобилем, дискуссия полностью переходит на японский, в полуотключке. В середине общего гвалта вопль:
- Россия! Эй, Россия, что скажешь по этому поводу?!!

01:06 

Мыс Ашидзури

Сегодня ночевка и вовсе экзотична: в придорожной гостиничке-миншуку, где вдруг на меня кидается с радостным воплем (потом выяснилось, что он из Осаки) один из постояльцев:
- Мы ж с вами знакомы! Помните нас?
Его благообразный приятель поясняет на английском: «Вы нас помните?» Еще бы! Пережидали вместе ливень в храме в Ичиномия (в предместье Кочи).
Сначала кручу носом, что 6500 йен за ночь – многовато. Хозяйка тут же скидывает до шести, но деньги – налом! – вперед. Бурчу, но соглашаюсь, так как альтернатива – искать удобную скамейку в парке на продуваемом всеми ветрами мысу в кромешной тьме. В результате имею: традиционная комната с традиции оными приколками, о-фуро в коридоре (если хочешь помыться без проблем, а так же потом отмокнуть в горячей ванне, то следует перевернуть дощечку на двери нужной надписью, а ключа там нету) и две кормежки. Если завтрак хотя бы вполовину меньше ужина (да, именно такой он и был!), то об обеде можно не беспокоиться.



А утром ждало вот это:



И вот это тоже!





Пы.Сы. Про этот дивный мыс - это надолго.

01:25 

Ишидзучи, еще не подъем на самый верх, но на подступах

Умненький тануки, который уже научился не удивляться факту, что японцы ухитряются назвать даже час, когда пойдет дождь (не с минутами, но если сказали: к девяти утра польет, ничего не попишешь), решил, что ну его на фиг, подниматься на двухтысячник Ишидзучи в ливень, туда можно слазать завтра, а сегодня спокойно обойти "подножные" храмы с 61-го по 64-й. Тем более, что на завтра как раз обещают "кумори" и до конца недели. ОК, так и поступаем, храмы близко относительно друг от друга, быстренько их обходим, они никакие, скучные (кроме одного - несколько неожиданное решение для Бентен и хондена, но потом все разъяснилось), остается 64-й, он по дороге в Сайджо, так что - ikimashou! И тут на подходе видим: нехилые красные тории, за ними нехилые каменные тории, а за ними в горы, где на склоне прилепилась явная джинджя, идут каменные ступени. Ну, для бешеной енотовидной собаки - семь верст не крюк! Правда, как выяснилось позже, не под дождем. Чем ближе, тем виднее надпись на узких белых полотнищах, которые как крепились при Тайра на бамбуковые шесты, так и крепятся. Надпись гласит, что здесь Ишидзучи-длжинджя. Тануки фигеет, бо на карте джинджя в другом месте. Опять же потом: их четыре, эта охраняет гору с севера.
И как-то многовато народа для паломников... но все в белом, даже надписи есть. Да и что делать паломникам в джинджя? Тануки идет. Народа все больше. Мимо по каменным ступеням с лихим гиканьем под барабанный бой и гудение в огромные морские раковины крепкие красивые мальчики весело проносят микоши. Тануки идет. Народ все прибавляется. Доходим собственно до. Там барабанный бой, танцы деревенских тетушек с колокольчиками, мелкий и несколько дяде изображают побеждение дракона (мелкий гораздо круче молотил в тайко, чем танцевал, ну да ладно). По ходу тануки выясняет, что в самурайских фильмах в сценах, когда загулявший в деревню без цели ронин или с целью и самурай оказываются на деревенских праздниках, их хватают и волокут в общий круг, ничего не придумано. Тануки едва успел заметить, куда закинули снятый с него рюкзак, и там уже сидел весьма толстый товарищ в придворном костюме и сторожил чужую собственность.
Тут - опять же под барабан и гиканье мальчики, которые успели сбегать к реке, приволокли микоши обратно и затащили в первый зал. Тут надо было поднырнуть под микоши, как в игре в "ручеек", только всем скопом, а не по очереди, а парни еще и мешали это сделать. Но тануки ловкий зверек. Потом эти гарны хлопцы попытались заволочь микоши на алтарное возвышение. Фигу - подручные камисама их вытолкали вместе с микоши. Парни взяли разбег аж со двора... в общем, на третий раз удалось, и камисама украсил микоши веточками сакаки и апельсинами, и все перешли к угощениям.
Тут тануки все-таки экспроприировал обратно свой чумадан, попутно объяснив нескольким любознательным, что "Рошия дес, Рошия мадэ, хонто" и "хачи-джю-хачи о-Шикоку кайтен", и выскочил во двор. Но тут его перехватил необъятная пожилая мико, которая поднесла в чашечке-лепесточке местный сакэ, который делают только на этой горе. Тануки вылакал под общий восторг, а потом вылакал другого, а потом и эх, раз, еще раз... (И правильно сделал, потом 10 км пёр под дождем, как танк)
Потом он все-таки сбежал, но решил перересидеть часть дождя в нижнем храме... где тусовалась еще большая толпа, а какая-то бабка (моя рыдает от деревенского устного телеграфа), размахивая палкой, заорала: "Эй, Россия, иди сюда, отдохни!".

21:10 

Немножечко о Мацуяме. Botchan ressha

Пусть этот город и обругал великий японский писатель Нацумэ Сосеки (ну не понравилось этому снобу-токийцу в дикой провинциальной глуши, пока он после университета учительствовал в маленькой школе, о чем и написал роман Botchan), зато роман понравился жителям города, и они сделали персонажей достопримечательностями своего города. Паровозик – настоящий, с двумя крохотными вагончиками, деревянными скамейками и решеточками на окнах, - ходит по маршруту кругового трамвая с заездом на Мацуямаши-эки, вторую железнодорожную станцию. Разворачиваться там негде, поэтому машинист и кондуктор просто отцепляют вагоны и на руках разворачивают паровоз на рельсах. Затем прицепляют вагоны назад и едут дальше. Билет стоит вдвое дороже обычного, зато по дороге кондуктор рассказывает о городе, да и вообще это весело!
В Дого-онсене (кто смотрел Spirited away, то видел – купальни Ю-бабы) есть мемориальная комната, которую можно посетить и которая так и называется «Комната Ботчана».



Покупаешь билет на него:



И от этой станции (кстати, обычные трамваи приходят сюда же):



...вот на этом:



...катаешься по всему городу за каких-то 300 йен!

19:14 

Shikoku mura или деревенька моя, в три окошечка... Vol. I

Хотя как раз именно с окошечками там туговато, разве что посчитать те, что в чайном доме (не о-чайя) в английском стиле или домах смотрителей маяка...

Ну, по порядку. Если удалось не запутаться в железнодорожных ветках и станциях, а затем уйти в нужную сторону в нужном пригороде Такамацу (а затем не проскочить мимо, потому что это-то как раз легче легкого), то за 800 йен со взрослого носа можно попасть в замечательное место под названием Shikoku mura. Что в переводе означает "деревня Шикоку". Собственно, это этнографический музей под открытым небом, куда из разных мест Шикоку перевезли различные дома и строения. На сопроводительных табличках не только написано, что это за зверь и как в нем жили, и откуда оно приехало сюда, но и имена бывших собственников, которые подарили (ну или продали, там не уточняется) эту собственность музею.
Начинается все красиво, хотя как раз этот вид к Shikoku mura не имеет ни малейшего отношения, потому что это тории перед местным храмом. То, что вылезает на заднем фоне, это Яшима та самая, которая раньше была островом, а теперь полуостров, место сражений в войне Гэмпей и съемок фильма с Ямадой Такаюки:



Чтобы попасть в деревню, можно обойти пруд по аллейке (извините, фото нету, тануки-путешественник избрал иной путь), а можно пересечь пруд по подвесному мосту из долины Ийя. Мост сплетен из лозы и досочек и, хотя он сейчас укреплен стальными тросами для того, чтобы не получилось "а-а-а-плюх!", все равно идти по нему еще то удовольствие, так как сооружение штакое и раскачивающееся. Кстати, в долине пришлось бы топать не в двух метрах над тихим прудом, а в километре над ущельем. ;)



Глинобитный дом из горной местности. Он отличается от того, что мы привыкли видеть в многочисленных фильмах. Дверь не отодвигается, а открывается точно так же, как в европейских домах. И окошки, кстати, есть, хотя забраны плотной деревянной решеткой. Хотя есть веранда, куда ведут как раз раздвижные фусума. На холодное время года и веранду, и окна закрывают толстыми ставнями.




Это камадо, глиняная печь для приготовления еды. Располагается в "прихожей", сразу за входной дверью, где пол еще земляной. Пол в "основном помещении" дома деревянный и слегка приподнят над землей, так, чтобы теплый воздух от печи прогревал пространство между досками и землей. А мы-то считали, что систему теплых полов изообрели совсем недавно!
Готовить можно сидя на специальной круглой толстой циновочке, чтобы не холодить ноги.



В домах познатнее такая печь может быть "совмещена" с очагом-ирори. Как правило, так устраивали в тех домах, где жило несколько поколений одной семьи, когда пристраивали отдельное помещение для стариков.



А это очень полезное заведение. Правда, по назначению его просят не использовать, для этого есть более современные закутки, хотя отличаются они разве что кафелем и наличием рукомойника. За левой дверью скрывается небольшая банька.




Каменный гонг. По нему можно постучать, если не колотить изо всех сил, нарушая тишину. Как ни странно, очень звучный и приятный на слух звон получается.


23:54 

Горластые японцы по силе шума уступают в тех же кафе (не преднамеренно громких и частных, а «общественных», вроде Starbuck или Detour) тем же американцам. Хотя, может быть, девицы из Австралии, этого добра тут навалом. Боязно вообразить здесь русских.
Для меня это вообще пока неразрешимая загадка – нет, не неумение моих соотечественников вести себя (и скорее, тут речь должна идти о нежелании себя вести). Те же немцы горланят всласть; они крупные ребята с нехилым объемом легких, потому звук из них выходит как из валторны, а то и тубы. Голосят те же американцы. Японцы тоже любители пошуметь – а уж по пятницам и субботам, когда они принимаются вдумчиво отдыхать после затяжной рабочей недели, так сумеют переорать стадион, забитый футбольными болельщиками.
Вопрос: почему ор русских в общественном месте действует как раздражитель? А немцы, японцы, испанцы, итальянцы и те же англоязычные непонятно какого разлива такой же рвотной реакции, как правило, не вызывают. Сказать, что в первом случае я понимаю язык, а во втором – нет, нельзя. Как правило, понимаю.
Может быть, дело в отсутствующих в русской речи обертонах? Или истерических интонациях, присущих моим современникам? Или в общей тональности русского языка?
Wakarimasen!!!

22:52 

Анти-Ханако-тян дивайс

В туалете при храме висит подношение Ханако-тян – леденец и цветочек.


14:30 

Ийо-Сайджо

В Интернет-«рекламе» отеля: «...и большая ванна с горячей водой из источников горы Ишидзучи с видом на город...» (про источники это я сейчас приписала, в ревьюшке этого не было, но вода действительно оттуда).
Ключ от комнаты, где эта ванна располагается, выдается отдельно вместе с ключом от номера. Захотелось расслабиться – надеваешь халат, прихватываешь полотенца из номера, ключи и топаешь на последний этаж, где и открываешь «помывочную» своим ключом. Преимущество проживания в бизнес-отелях – контингент, как правило, мужской, который и забивает мужское отделение мини-баньки, а ты нежишься в полном одиночестве.
Вид на горы есть! Но, во-первых, что ты там увидишь, если вода в купели действительно очень горячая? А во-вторых, большое, во всю стену окно в женском отделении на две трети закрыто матовым стеклом. Потому как вид не только на город, но и из города тоже все прекрасно видно!
И что примечательно: в мужском отделении с видом все ОК, стекло самое обычное, прозрачное.
То есть вид на обнаженную корму соседа по отелю, который открылся мне и всем остальным с автобусной остановки напротив – это в норме вещей. А за девочками нечего подглядывать!!!

Два окна слева на последнем этаже, крайнее - женская купальня, второе слева - мужская:


14:16 

Среди автоматов по продаже напитков есть появились «хаппи доринку» - все то же самое: кидаешь монетки, жмешь кнопку выбранного напитка, получаешь баночку или бутылочку. Одно отличие: на небольшом табло, где обычно высвечивается внесенная сумма, начинают бегать циферки, как в пачинко. Если выпадает четыре одинаковых (любых), тебе бонус. Можешь бесплатно получить любой напиток из имеющегося ассортимента.

18:13 

Приветы из Нагахамы



Найдите десять отличий... ну, если не считать, что на первом фото всадник. ^_^

16:47 

БУ!!!!

Всем-всем веселого Хэллоуина!

20:12 

Ukai

А еще есть такая штука - охота на рыбу с бакланами. Поучаствовать в ней можно двумя способами (на самом деле тремя, но для третьего требуется быть специалистом и с этими самыми бакланами жадно общаться): с моста или с берега нахаляву, из лодки, за некоторые деньги купив билет. Нам билет предоставили в риёкане (гостинице в традиционном стиле), по сравнению с проживание стоимость удовольствия была совсем уж смехотворной, а потому, конечно, согласились, бо любопытно!
Встпулением ко всему этому был выбор одежки, потому что мужчинам полагались юкаты и хаори одной расцветки на всех, а девочкам - разного, и из этого устроено было целое действо, потому как требовалось выбрать понравившуюся расцевтку, потом к юкате подбирали пояс, чтобы хотя бы один цвет совпадал, а потом еще и хаори. А потом вяснилось, что у той юкаты, что понравилась мне, был попорчен рукав, и гостиничная девушка, которая нас обслуживала с извинениями уволокла одежку, а другую такую же не нашла. И все началось сначала. К юкате прилагалаись тапки для выхода на улицу. Девочкам - дзори на деревянной подошве и с красивыми цветочками на ханао (ремешках). Мальчикам - без цветочков и вообще гэта. (задумчиво) Вымощенная камнями улица, недавний дождь... ну-ну...

Photobucket и Photobucket

У причала - лодочки. В смысле, что плоскодонки, выстланные соломенными циновками, сверху навесик от дождя, на корме товарищ с шестом, который повел нашу лодку куда-то в темноту. Слева гора почти до неба, справа можно угадать очертания берега только по редким огонькам, вода плещется у самого борта. Не очень высокий, зато с быстрым течением водопадик в непосредственной близости. Затем все ж таки угркбли к горам, где обнаружили другие лодки с такими же любознательными пассажирами. Мимо прокатила моторка, украшенная фонариками, с которой три веселых аборигена продавали всем желающим тут же зажаренных осьминогов и прочую рыбу. Напитки прилагались. Поскольку все были в традиционной одежде, а деньги забыли в гостинице, никто не соблазнился.

Photobucket

Попутно читалась лекция о появлении такого рода охоты или, вернее, рыбалки в древние времена. Тем временем кормчие сцепили все лодки друг с другом - нос к корме, и получилась длинная связка сосисок... то есть лодок. Река теплая, опустить в нее руку сплошное удовольствие, даже хочется искупаться, но во-первых, уже выкупались в гостинице и даже посидели в онсене, а вов-торых, мало ли кто там водится. Сидим, ждем.

Photobucket и Photobucket

И тут под барабанный бой из-за острова на стрежень - в смысле из-за небольшого поворота реки на самую ее ширь и гладь под барабанный бой выплывает нечто в обрамлении факелов.

Photobucket

Бакланы шли своим ходом.

Photobucket

И ныряли "по команде". То есть по удару барабана они ныряли и хватали рыбу, которую привлекали факела. А мастер ловко выуживал нужную птицу из воды (как только ухитрялся что-то там в мельтешении увидеть и не запутать веревки?) и выщелкивал у нее из клюва рыбину. Затем выпускал ловчего обратно в воду. Сожрать добычу бакланам не удавалось, потому что им обвязывают горла специальными мягкими кольцами, и рыба не пролезает. А кормят их потом до отвала в награду за хорошо проделанную работу. Впрочем, один сильно свободолюбивый (или сильно голодный) баклан все равно пытался удрать, но был каждый раз изловим.

Photobucket Photobucket Photobucket

Лодки прошли сначала в одну сторону, потом мы немного перестроились, и они прошли в другую сторону, с другого борта, чтобы все могли посмотреть.

А поесть жареной рыбки удалось не у продуктовых "пиратов", хотя очень хотелось, но деньги в номере, и так далее, а потом. И хорошо, что не поели заранее. Кто ж знал, что нас ждет ужин, с которым удалось расправиться лишь через пару часов после начала еды?

02:09 

Прочитайте и утритесь горькими слезами, бабушки-старушки!

Вчера показывали репортаж про бабуську-бегунью. Бегает стайерские дистанции, ловка, спортивна, весела и красива. 87 лет.
Сегодня - про дедусика, который нарезает в настольный теннис. Артрит, поэтому специальная ручка у ракетки, обязательно суппорты на коленях, но отличный удар, прекрасная подача с ладони, отменная реакция. 93 года.
На улицах полно стариков на велосипедах, крутят педали так, что мне завидно.

Ergo! Такую старость я уважаю. Та старость, что попукивает и попердывает, сидя на скамейке весь день и требует к себе уважения, может идти лесом, в баню или оставаться сидеть на скамейке. Ее для меня не существует вовсе.

Путешествие на запад

главная