SonGoku


Канамару-дза - это старейший из сохранившихся практически в первозданном виде деревянных театров Кабуки. Его построили в 1836-м году и сначала здание театра находилось в ведомстве здешних монахов, но в 1877-м его оттяпал у них некий товарищ, отокодатэ, состоятельный торговец, якудза и по совместительству командир пожарной бригады (кстати, тогдашние благородные разбойники с большой дороги обожали притворяться пожарными, так как это позволяло им ходить стаей и не вызывать подозрений, поэтому был ли наш герой реально огнеборцем или совмещал приятное с полезным, история умалчивает). Новый хозяин сменил название театра на Инари-дза (в честь божества полей, урожаев, посевов и лисиц).
Следующим владельцем театра стал Кавадзоэ Сададжи, который заполучил игрушку в 1897-м, переименовал в Читосэ-дза (Тысячелетний театр) и продал через три года за 4500 йен человеку по имени Канамару Генджиро. Вот его имя театр и носит сейчас.
Какое-то время он простаивал почти без дела, разве что кино там крутили, но в 1953-м театр сделался достоянием префектуры, а в 1970-м и Национальным сокровищем. Зачем его после этого понадобилось передвигать на 200 метров от старого места расположения на новое, я не понимаю, да и пес с ним. Передвинули и передвинули, и тепепрь этот маленький уютный театр стоит чуть в стороне от центральной дороги на гору.
Но самое главное событие в истории Канамура-дза случилось в 1985-м году, когда тогдашний мэр города пригласил выступить в нем Накамуру Кичиэмона II, а тот согласился.


"Дядя Кичиэмон" ((с) Ичикава Сомегоро 7-й, которому данный товарищ как раз именно дядей и приходится) - существо уникальное. Он - живое Национальное сокровище, талантливый актер, младший брат Мацумото Коширо 9-го (и соответственно сын Коширо 8-го... если не считать, что мама Кичиэмона II, она же дочь Кичиэмона I, отдала сыночка собственному папе на усыновление, чем основательно запутала родственный связи, в которых и так без жбанчика сакэ не разобраться, кто кому Кичиэмон). Для нашего рассказа важно, что Накамуре Кичиэмону так понравился старый маленький театр в Котохире, что он раззвонил о нем по всему Кабуки и уговорил многих актеров туда наведываться. И теперь каждую весну в Канамару-дза целый месяц дают представление великие мира Кабуки.

Если отдать на входе двум дедкам 500 йен, то пускают внутрь и не только в коридоры и зал, но и на, за и под сцену. Меня сопровождал бодрый, загорелый, крепкий, как будто кремень, старичок, который свой рассказ сопровождал песнями и плясками в нужном стиле. Говорил он только на родном языке, поэтому пришлось напрячь все свои лингвистические способности. В зал впускают по ханамичи, настилу через весь зал до сцены, предварительно рассказав, как «рабочий сцены» подсматривает в специальное отверстие в черном плотном занавесе, а затем отдергивает ткань, открывая дорогу актеру.



Зрительный зал разделен досочками на ячейки. По этим узким мосткам во время спектакля специально обученные девушки приносят напитки и закуски. Сидят, разумеется, на полу.



Добровольный гид пересыпает рассказ деталями типа: «А на ханамичи актеры рьычно считают шаги, вот так, раз-два-три-стоп-поза! И тут Мацумото Коширо-сан ка-ак встанет так, а рукой сделает вот так, и зал взрывается аплодисментами, а затем он мелко-мелко просеменит и встанет еще вот так! (показывает, как это выглядит), публика в неистовстве, а...» В этом месте дедушку заинтересовало, чего это экскурсантка хихикает в ладошку. Поясняю: «Да все в порядке, Мацумото-сан актер очень хороший». Дед понятливо кивает и продолжает вещать: «А вот здесь выходит Ичикава Сомегоро-сан и делает головой вот так... у oku-san все хорошо?». У oku-san нервный хихик, но удается пояснить, что и это актер просто замечательный и ни в чем отцу не уступает. Дедок смотрит с подозрением, но он в порыве словоизвержения: «А вот тут пусть oku-san встанет, пожалуйста. Эта дверца в сцене называется seri, потом спуститесь под сцену, там будет хорошо видно, так вот это лифт, который доставляет актера снизу на сцену, если он играет демона или призрака, но, видите ли, потолок там невысокий, и темно, и быстро на четвереньках не пробежишь в костюме, а Накамура Шидо-кун, он чересчур длинный и выпрямился не в том месте, где следовало... в общем, нехорошо получилось». Смотрит внимательно на меня и решает, что рассказ будет не полон без «а еще тут как-то играл Ичикава Эбидзо-кун...».
Oku-san можно выносить.

"Справочный материал":

Мацумото Коширо IX



Ичикава Сомегоро VII


Накамура Шидо II



Ичикава Эбидзо XI